Татьяна-Задирако-600x314

24 октября пройдет XI ежегодная конференция Форума Доноров. О предстоящем событии в интервью «Филантропу» рассказывает Татьяна Задирако, председатель совета Форума Доноров, исполнительный директор Российского Благотворительного фонда «Дорога вместе».

Тема этой конференции: «Благотворительность в регионах России: особенности и перспективы».

Расскажите, почему именно региональная благотворительность показалась организаторам наиболее интересной?

Мы очень долго в этом году выбирали тему конференции. Честно говоря, не было единодушия, у всех были разные предпочтения: кто-то, например, хотел сосредоточиться на образовании, кто-то – на взаимодействии с государством. В конечном итоге мы поняли, что  региональное развитие благотворительности  вообще никогда не было в фокусе внимания – за все 10 лет существования конференции. Нет системных исследований о том, что происходит в регионах. Есть какое-то ощущение, что в регионах «что-то бурлит»: что-то происходит, открывается, работают фонды местных сообществ и корпорации, волонтеры тоже что-то делают. Но четкого понимания того, что на самом деле происходит – нет.

И поэтому решили картину предварительно изучить? На конференции заявлена презентация исследования «Благотворительность в регионах России». Расскажите немного о нем: кто его проводил, сколько участников и т.п.

Исследование по заказу Форума Доноров делал ЦИРКОН. Оно дает представление о типологии региональной благотворительности. Охват довольно большой – картирование проведено по территории всей страны, а более подробно изучены 10 регионов. Нам важно понять, как его результаты будут коррелировать с нашими собственными исследованиями, с Ежегодным докладом Форума Доноров об институциональной благотворительности, например. Нужны какие-то лакмусовые бумажки, чтобы проверить, насколько наше собственное представление о том, что в секторе происходит, совпадает с тем, что думают другие. А это можно сделать только путем социологических исследований.

В чем специфика региональной благотворительности? Можно ее выделить?

В больших городах – миллионниках, гарантом развития некоммерческого сектора, его устойчивости, является крупный бизнес. Схожая ситуация еще и в моногородах, где одна крупная компания — градообразующая. В городах же средних и малых иная ситуация: там гарант устойчивого развития некоммерческого сектора — средний и малый бизнес. Но на него никто не смотрит до сих пор пристально: ни НКО, которые занимаются фандрайзингом, ни донорские организации. А между тем средний и малый бизнес ищет пути своей филантропической самоидентификации, но не называет это сложными словами. Они, например, не понимают, что такое КСО… Если  в регионах НКО хотят работать и быть устойчивыми, они должны обязательно обращать внимание на средний и малый бизнес.

Есть уже попытки вовлекать средний бизнес в сложившееся сообщество тех, кто и про КСО хорошо понимает, и благотворительностью занимается давно и системно. В этом году, например, в исследовании «Лидеры корпоративной благотворительности» могут впервые участвовать не только  гиганты, но и компании с годовым оборотом от 100 млн рублей (в прошлые годы – от 300 млн рублей).

Да, значит это общий тренд.

Много ли организаторы конференции ожидают участников из регионов?

Всего мы ожидаем человек 150-200. Из регионов будет, конечно, больше участников, чем обычно.

Как вы думаете, что-то существенно изменилось в региональной благотворительности за последние годы?

Во-первых, стало активно развиваться волонтерство, — так же как и здесь, в центре. Причем в различных формах. Происходит это по разным причинам, в том числе, в связи с чрезвычайными ситуациями.

Во-вторых, идет системное выстраивание трехсекторных отношений: власти, НКО и бизнеса. Нельзя сказать, что такого не было раньше, но эти вещи институализируются, обретают системный характер. На местах уже привыкли к взаимодействию. Есть хорошие образцы, как это работает в отдельных регионах, и они легко реплицируемы. Консолидация сектора привела к тому, что уже существуют площадки для обмена опытом, его можно передавать из региона в регион.

А будут ли на конференции так называемые «активисты»?

Специально мы их не приглашали. Активистов, связанных с ЧС, скорее всего, не будет. Мы сознательно решили этот вопрос не поднимать, а сосредоточиться на институализированных формах волонтерства. Иначе мы боимся, что утонем: там какие-то бурные процессы происходят. Активизм очень сильно развивается, в него вовлечена молодежь.

Но на секции по волонтерству будет представлено исследование активизма, которое провел ФОМ, типологизация этого явления.

У нас разные посылы, риторика, правоприменительная практика. То, что люди делали, например, в Кубани и на Амуре – это почти геройство. Это другой уровень страсти, сопричастности и т.д. Нельзя в одну телегу впрячь лошадь и трепетную лань…

Я считаю, кто-то должен обуздать повестку с ЧС, а кто это будет — открытый вопрос. Возьмут ли это на себя волонтеры, НКО, государство – не понятно. И будет ли здесь какое-то продуктивное трехсекторное взаимодействие – тоже не ясно… На слушаниях по ЧС в ОП не было никого из представителей фондов, только Елена Тополева, но она – уже в другом качестве.

Это весьма симптоматично, по-моему: НКО не очень стремятся к взаимодействию со стихийно складывающимися группами активистов. 

Да, у нас есть своя территория, и мы не хотим за нее выходить. Но не согласна, что донорские организации отрицают этих «новых». Я думаю, что, как и у любой структуры, существующей долго, у нас есть определенный элемент инертности. Нужно, чтобы кто-то из институциональных фондов проснулся, задумался: я хочу этим заниматься. Потом начал бы присматриваться, организовывать круглые столы, понимать, как действуют активисты. А потом, может, что и случится. Чем больше будет ЧС (не дай Бог), тем быстрее эта история закрутится. Уже сейчас активисты на Дальнем Востоке работают не так, как они работали в Краснодаре. Все совсем другое – и слаженность действий, и отношение власти к ним.

Выльется ли это в диалог с институализированными организациями или нет – не известно. Потому что, например, диалога между большими грантодающими фондами и маленькими фондами -сервис провайдерами, как не было, так и нет. Каждый на своей территории и прекрасно там себя чувствует. Образовалась коалиция фондов, которые оказывают услуги, сложилась коалиция грантодающих организаций. Каждый делает свое дело.

На мой взгляд, все не так уж изолированно. Например, фонды помощи многие годы зарабатывают репутацию, педантично отчитываются. И вот появляется какая-то самодеятельная группа, которая делает это плохо, неумело. Разгорается скандал и, автоматически, репутационные издержки переносятся на сектор в целом. 

А что можно с этим сделать?

Некоторые организации, — преимущественно, инфраструктурные, — берутся учить, привлекают этих энтузиастов, объясняют, как надо действовать и т.п.

Я не вижу противоречия. Да, программ обучения, различных тренингов становится больше. И даже бизнес обучает. «Северсталь», например, у себя в Череповце учит малый и средний бизнес и т.д. Но это не происходит так массово, как нам бы всем хотелось. Нам бы хотелось, чтобы вся страна покрылась сетью ресурсных центров, которые бы рассказывали, как собирать средства, что такое этика, что такое профессионализм…

Может быть, такие площадки, как конференция – они затем и нужны, чтобы все поняли, что это нужно, в том числе, и активисты?

Активисты, конечно, могут зарегистрироваться и к нам прийти. Никто не будет против. Мы их не приглашали в качестве спикеров. Но если они придут, я уверена, что дискуссия с залом обеспечена.

Ну а вообще, возвращаясь к конференции Форума Доноров, я бы хотела пригласить всех, кто читает портал. Пригласить принять в ней участие — независимо от того, являетесь ли вы активистом или нет. Потому что это — одна из малого числа платформ, где возможен диалог и обсуждение всех тех процессов, что происходят сегодня в нашем секторе и в обществе в целом.

Автор: 

Оригинальный текст статьи.

Партнеры конференции
Организационный партнер
Контентный партнер Vision launch
Партнеры сессии
Информационные партнеры